Первая шахта и первая буровая скважина в Кузбассе.

Каменный уголь, точнее его превосходное качество гореть в костре, в печи и давать значительно больше тепла, чем дрова, конечно, было известно в наших местах с незапамятных времен. Но вот изучение этого явления с геологической и металлургической точек зрения и описание результатов в печати приходится только на сороковые – пятидесятые годы ХIХ века. Уже добрую сотню лет в Англии и Бельгии не только добывали каменный уголь, известный в России как «аглицкий» и «галанский», но и наладили крупную международную торговлю этим товаром (как раз в это время появились паровые машины и соответствующий флот). С 1796 года Луганский железоделательный завод успешно использовал донецкий уголь, а в Кузнецком уезде Тобольской губернии (будущая Кемеровская область), где в то время действовали Томь-Чумышский, Гавриловский и Гурьевский металлургические предприятия, всё ещё держались на древесном угле. Ещё не отменили крепостное право, да и тайга у нас «немерянная», поэтому дешевый (один короб, считай, полная телега такого горючего материала стоила всего 7 копеек) древесный уголь не сдавал своих позиций. Но прогресс есть прогресс. И вот 165 лет тому назад в 1851 году каменный уголь начали добывать в промышленных масштабах шахтным способом.

Этому событию предшествовали другие, подготовительные. В 1842 году капитан Корпуса Горных Инженеров (КГИ) Лука Александрович Соколовский – 2-ой опубликовал в Горном журнале результаты двадцатил

етних исследований угленосных отложений  центральной части будущего Кузнецкого каменноугольного бассейна (так назовет эту территорию в следующем, 1843, году П.А.Чихачев, путешественник и ученый). В своей статье Л.А.Соколовский-2-ой уверенно, расчетами и лабораторными анализами, доказывал возможность широкого использования кузнецких каменных углей для металлургии. Статья заканчивается пророческими словами: «Принимая в расчет обширность каменноугольной формации Алтайского округа (Кузбасса – Ю.Н.) и мощность угольных пластов, не труд

но убедиться, какой обильный запас этого горючего материала сокрыт в недрах этой части Сибири для будущей промышленной ее деятельности». После такой научной проработки пришел черед практическим действиям.

11

Карта района первой шахты и первых буровых.

В Центральном Государственном историческом архиве России хранится дело «О отысканном близ Салаирского рудника каменном угле и чинимых опытах, касательно употреблении для плавки руд». В нем имеются сведения о том, как первоначально развивались события.

p2aazezyhvq

Развалины Петропавловской шахты — первой шахты в Кузбассе (1851 г.). Снято в 2006 году.

В октябре 1850 года горный уставщик В.М.Попов обнаружил неподалёку от села Бачатского (теперь Старобачаты) по правому берегу речки Зеленчихи коренные выходы на поверхность каменных углей. Посланная весной 1851 года геологическая партия А.Фрезе обследовала район и открыла в семи верстах к юго-востоку от с. Бачатского «большое месторождение кузнечных углей».

rmgghrrex54

Село Новобачаты (Каменка), возникшее в XIX веке около Бачатской копи. На переднем плане отвалы одной из шахт.

На нём и решено было устроить Бачатский, как тогда говорили «промысел» или «прииск». В том же году была «устроена» первая шахта глубиной 12 саженей (25, 6 м). Назвали ее по одним источникам Петропавловской (Реутовский, 1905), по другим Николаевской (Теодорович, 1999). Вскоре появились еще три шахты: Александровская, Михайловская и Северная (Свято-Духовская), а за всем прииском закрепилось название – Бачатская копь. Копь потому, что в России так добывали уголь: сначала окапывали часть пласта сверху (с кровли), затем снизу (с почвы), а потом вынимали уголь. Добыча велась вручную с помощью обушка и кайла, доставка угля и породы к вертикальному стволу – тоже вручную на санках или волокушах.

jygsqkm2dam

Поднимались грузы опять-таки ручным воротом. Три шахты, располагавшиеся в линию с юго-востока на северо-запад, были объединены общими штреками на каждом добычном горизонте: 8, 12 и 15 саженей от устья.

nqbrdh0nbma

Ручной ворот для спуска-подъёма в старинном руднике, 1874 год.

Разрабатывались четыре угольных пласта мощностью от 1 до 4 метров. В 1852 году было добыто более 160 тонн, а работали в общей сложности 30 – 40 человек. Конечно, это ничтожно мало по сравнению с той же Англией, где каждый шахтёр в том же году добыл в среднем 300 т. Но там уголь добывали частники, для себя и на продажу, они были свободными людьми. А в Кузбассе трудились крепостные, приписанные к Бачатской копи, которым было совершенно всё равно, сколько угля будет поднято «на гора». Да и во всём  производстве в Алтайском горном округе царило крепостничество и его порядки. Зато в ХХI веке в Англии уголь уже не добывался вовсе, а у нас в одном 2010 году – 185 миллионов тонн.

zldg-zl82vy

Саночник с грузом в шахте.

 

 

 

 

 

 

 

 

В 1852 году Е.А.Третьяков, преподаватель Барнаульского горного училища, был послан на Салаир с заданием «произвести опыты над произведением каменного угля в кокс с употреблением онаго при чугуноплавильном и железоделательном производстве». Опыты прошли успешно и рядом с шахтами были «обустроены коксовальные печи» системы Кнабе. Куски угля складывали в кучи прямо на землю. Примитивно, но так было. В том же году получен в промышленных масштабах первый кузбасский кокс. Как сам «сырой» уголь, так и кокс использовались при вторичной плавке чугуна, в кузницах и показали «значительную выгоду в температуре против даже сухих сосновых дров». В доменном производстве использование кокса имело меньший эффект – не надо забывать, что рудами для Гурьевского завода служили бурый железняк и гематит. Там больше подходил древесный уголь. На Гавриловском сереброплавильном заводе тоже были свои трудности в использовании каменного угля и кокса. И все же Бачатская копь исправно удовлетворяла потребности обоих заводов в течение тридцати лет. А рядом с копью начал расти посёлок, который сейчас называется Новобачаты (Каменка).

С высоты современной горной науки и практики всё на Бачатской копи было неправильно и нерационально. И участок был выбран с крутопадающими (50 – 70 градусов) пластами, и сами они по простиранию резко меняли мощность. И целики забирали 50% возможного для добычи угля. Из-за несовершенства «коксовальных» печей в дело шли только куски угля размером два вершка (9 см) и более, а таких было меньше половины. И отсутствие даже элементарного обучения рабочих, нерегулярность добычи (рабочих отвлекали по нуждам завода, на сенокос и т.д.). И водоотлив производился вручную. В Англии тогда применялись уже насосы с паровым двигателем, а в Сибири «огненная машина» И.И.Ползунова – оригинальный паровой двигатель так и остался макетом. Но событие состоялось и 160 лет тому назад началась промышленная добыча главного богатства Кемеровской области – каменного угля.

Интересно отметить, что этот юбилей может быть увеличен на целых восемьдесят лет. Дело вот в чем. В первой монографии по Кузнецкому бассейну (авторы В.И.Яворский и П.И.Бутов,1927) на странице 15 есть сведения о том, что в первые годы (1771 – 1780) Томь-Чумышский железоделательный завод пользовался каменным углём из небольшой штольни, пройденной по Калтанскому месторождению, находящемуся на реке Кондома около устья речки Кинерка. Каких-либо архивных записей на эту тему мне не известно. Зато есть архивная справка Конторы завода — ответ на официальный запрос Тобольского губернатора об использовании каменного угля. В справке подробно, по годам и с цифрами перечисляются все случаи такого рода, но нет ни слова о калтанском угле. В 1789 году работникам завода показали каменный уголь из Англии, как потом выяснилось аналогичный нашему, взятому на реке Томь напротив с. Атаманово. Но в первый момент каменный уголь вообще никому не был знаком. Это и отсутствие архивных данных, умолчание о калтанском угле в официальной справке настораживает против 1771 года. Да и небольшая штольня – совсем не шахта.

В 1854 году встал вопрос о развитии Бачатской копи, но для этого нужно было разведать пласты на глубине по простиранию, определить их мощность и качество самого угля. Потребовалось бурение. И оно было осуществлено в 1855 году. Малозаметное событие для горняков, но для геологов это был первый опыт и опять юбилей – 160 лет начала бурения в Кузбассе. В 1856 году в специальной статье в Горном журнале подполковник КГИ А. Бояршинов, участник описываемых событий, обнародовал, как это было. Предоставим ему слово. «Земляное разведочное бурение прежде не было в употреблении на Алтайских заводах (предприятиях Алтайского горного округа, куда входил и Кузнецкий уезд – Ю.Н.). Мне поручено было составить чертежи бурового снаряда и ввести на первый раз ручное земляное бурение для разведки каменноугольных пластов на северо-восточном отклоне Салаирского кряжа. По рисункам приготовленным мною, и моделям, сделанным в цехах Барнаульского завода, буровой снаряд назначено было исполнить в Гурьевском железном заводе  Салаирского края…

По получении бурового снаряда из Гурьевского завода, с 13 июня 1855 года начата первая буровая скважина, Бачатская, в расстоянии одной версты к северо-западу от Бачатского каменноугольного прииска по левую сторону речки Зеленчихи на склоне горы. Скважина эта… задана была преимущественно как пробная, учебная для… приготовления и обучения рабочих людей, испытания прочности и удобства бурового снаряда, определения уроков при буровых работах (т.е. норм – Ю.Н.), испытания препятствий, какие при работах будут встречены, и их устранения. Это, более техническое, назначение скважины имело основанием большую помощь в близости Бачатского прииска, где были все средства для плотничных и кузнечных работ при устройстве и введении бурения.

С помощью означенных средств в короткое время было испытано и введено, как круговое, так и ударное ручное земляное бурение. С 13 июня по 25 октября, когда остановлено было бурение вследствие холода, Бачатская буровая скважина углубилась на 18 сажен и один вершок (37,1 пог. метр – Ю.Н.)… Скважина эта не достигла каменноугольного пласта, который, примерно, находиться должен на глубине 23 сажен (но все остальные учебные и технические задачи выполнены были успешно —  Ю.Н.).

В 15 верстах к СЗ от Бачатского прииска около деревни Бековой была заложена 18 июля 1855 года вторая буровая скважина, Бековская, тоже  в 15 верстах от Гурьевского завода с целью открыть от него в ближайшем расстоянии Бачатское каменноугольное месторождение. Она остановлена была 25 октября на глубине 12 сажен и 10 вершков (26 пог. метр – Ю.Н.), а угольный пласт предполагался на глубине 18 сажен.

Через сто с небольшим лет в конце 60-ых и в 70-е годы буровые бригады треста «Кузбассуглегеология» ЗСГУ, разведывая месторождения каменного угля по всему бассейну, от Анжеро-Судженска до Малиновки, бурили в год 600 – 700 тысяч погонных метров колонковых скважин. Рядом с этими цифрами вызывают улыбку 18 саженей и особенно один вершок (4,45 см – Ю.Н.). Но без первого робкого опыта не бывает грядущих успехов. При этом кузбасские буровики, используя отличный советский буровой станок ЗИФ – 1200 (цифра означает предельную глубину бурения), добивались (и неоднократно) проходки одного ствола до 2500 пог. метр. Интересно отметить, что здесь же в окрестностях с. Новобачаты в 2002 году была начата скважина, правда, уже с роторной буровой установкой, глубина которой предполагалась 5000 пог. м. с целью найти под Салаирским надвигом нефть. Из-за финансовых трудностей скважина не была пройдена, но, как и 160 лет тому назад, важен почин.

Справедливости ради на гряде возвышенностей по правую руку от речки Зеленчихи, неподалеку от села Новобачаты следует поставить памятную каменную стелу с надписями на гранях, повествующими о первой шахте Кузбасса, о первых добытых в ней тоннах каменного угля, о первом промышленном производстве кокса, о первой в истории геологического изучения Кузнецкого бассейна буровой скважине и о первой попытке проникнуть в недра Кузбасса на целых пять километров. При этом следует вспомнить, что всего в двадцати километрах к югу от этого исторического места немногим более семидесяти лет тому назад (в 1947 г.) были добыты современными способами, а не вручную, на Краснобродском углеразрезе первые тонны каменных углей.

Использованная литература

Л.А.Соколовский – 2-ой, капитан КГИ. О каменном угле, найденном близ деревни Афониной и в некоторых других местах. \\ Горный журнал, 1842 г., ч. 2, кн. 4, стр. 22 – 42.
*
А.Бояршинов, подполковник КГИ. Геогностическое описание с.-в. отклона Салаирского кряжа по левую сторону реки Томи.\\  Горный журнал, 1856 г., кн. 3, стр. 355 – 368.
*
Н.Нестеровский. Геогностический очерк Кузнецкого угленосного бассейна. \\ Горный журнал, 1896 г., т. 4, часть 1 (№10), стр. 19 – 66.
*
В.С.Реутовский. Полезныя ископаемыя Сибири, часть 2, месторождения безрудные (полиметаллические). \\ Издание горного департамента, СПб, 1905 г., 400 стр.
*
Б.И.Теодорович. История развития горного дела в Кузбассе. \\ Изд. «Институт ИСПИН», Москва, 1999 г., 300 стр.
*
В.И.Яворский и П.И.Бутов. Кузнецкий каменноугольный бассейн. \\ Изд. Геолкома, нов. сер., вып. 177, Ленинград, 1927 г.

Об авторе: Юрий Сергеевич Надлер — геолог, микропалеоботаник, «Адмирал палеонтологического флота», как именовали его коллеги по полю.

Свою трудовую деятельность Юрий Сергеевич Надлер начал в 1956 г. в качестве инженераnadler-u_s — микропалеоботаника, позднее старшего геолога спорово-пыльцевой партии Комплексной тематической экспедиции. Занимался полевыми сборами палеонтологических объектов (остатков древней вымершей флоры и фауны). Их изучением в камеральных условиях с целью создания биостратиграфической основы для региональных стратиграфических схем докембрия и палеозоя территории деятельности управления (Кемеровская область, Алтайский край, республика Алтай). В 1965 г. Ю.С. Надлер защитил по этой тематике кандидатскую диссертацию, получил ученую степень кандидата геолого-минералогических наук.

С 1977 по 1994 г. возглавлял Комплексную тематическую экспедицию, в задачу которой входили опытно-методические и другие исследования по обобщению фактических материалов, полученных при различных геологических работах (от топографо-геодезических съемок и привязок до составления технико-экономического обоснований при сдаче запасов полезных ископаемых в ГКЗ, внедрение новой геологоразведочной и вычислительной техники, оформительские работы при сдаче геологических отчетов в ВГФ).

Помимо основной деятельности выполнял различную организаторскую работу в Научно-техническом горном обществе по подготовке и проведению тематических научно-практических конференций, международных геологических экскурсий в Кузбасс, готовил и редактировал публиковавшиеся сборники статей по результатам научно-практических конференций.

С 1996 по 2015 год Юрий Сергеевич работал в отделе первичной геологической информации, в Выставочном зале (геологический музей) проводил работу по распространению естественнонаучных знаний среди школьников и студентов юга Кемеровской области путем проведения тематических экскурсий.

Юрий Сергеевич принимал активное участие в выявлении и создании банка данных по геологическим памятникам Кемеровской области. Подготовил необходимые материалы для паспортов геологических памятников, отражающих уникальные особенности геологического строения и истории геологического исследования территории.