Кузбасские метеориты. Часть 2 — «Чебанкол».

Через сто лет после находки метеорита «Петропавловский прииск» произошло в наших краях еще одно похожее событие, но более значимое. В Горной Шории все это время продолжались поиски и добыча драгоценного металла. В 20-30-х годах ХХ века среди прочих территорий исследовалась и пойма реки Малая Кондома. Особенно заинтересовал золотоискателей участок, где в Малую Кондому впадает ручей Чебанкол. Настолько заинтересовал, что в устье был даже построен стационарный поселок, хотя до ближайшей деревни Березовая Речка всего 4 км, что в тайге – не расстояние. Назвали его Чебанок (производное от шорского Чебанкол). Прииски были не из богатых, но все же позволяли «золотничникам» с небольшой прибылью разрабатывать россыпи.

Летом 1938 года артель из семи человек отрабатывала   долину ручья Чебанкол. Старатель А.Н. Семёнов в июле бил разведочные шурфы по левому притоку ручья (он называется ключ Александровский)… Как потом рассказывал сам А.Н. Семёнов, он заметил, что глина в описываемом шурфе была рыхлая, совсем не такая, как в соседних, не требовалось предварительно «кайлить». На глубине 1 метр 30 см лопата звякнула обо что-то металлическое… Можно представить, с каким азартом извлекал Антон Никитович эту глыбу металла из шурфа. Но тут же разочаровался: перед ним на отвале шурфа было не золото, а ржавое железо. Там эта глыба (потом оказалось, что весит она 124.8 кг) и осталась. Весть о необычной находке быстро распространилась среди «золотничников». Ещё бы! Просто невозможно себе представить, откуда взялась такая тяжёлая (восьмипудовая) «железка» в глухом углу черневой нехоженой тайги.

1

Топографическая карта участка, где упал метеорит Чебанкол.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Так и осталась бы загадочная глыба в безвестности, но в сентябре того же года в поселок Чебанок приехал молодой геолог, выпускник Томского госуниверситета А.С. Мухин. Он проводил поисковые работы на олово на юге Горной Шории. Район поселка Чебанок был одним из участков работ. Узнав о глыбе, Алексей Степанович заинтересовался, даже сходил на ключ Александровский к шурфу посмотреть глыбу железа. Она была на месте, а шурф полностью залит водой и на дне никаких камней не прощупывалось. А.Н. Семёнов рассказал ему, что еще один камень, весом около килограмма,  он передал в контору Таштагольского рудника. Возвращаясь с полевых работ, А.С. Мухин взял этот камень у начальника рудника В.А. Грау с собой в Новосибирск, показал коллегам, а затем отвез его в Томск, профессору Ф.Н. Шахову. Тогда и был проведен первый химический анализ, который показал, что камень состоит из железа и заметного количества никеля. Так камень, а вместе с ним и глыба, «превратились» в метеориты. Ф.Н. Шахов отправил находку в Москву академику  В.И. Вернадскому, а тот передал ее ученому секретарю Метеоритного комитета АН СССР Л.А. Кулику – знаменитому исследователю Тунгусского метеорита.

Дальнейшая история будущего экспоната Минералогического музея в Москве восстановлена по копиям писем, которыми обменивались в 1939 – 1940 гг. А.Н.Семенов и А.С.Мухин с одной стороны, академик В.И.Вернадский и Л.А.Кулик с другой. Особенно интересным последние считали то обстоятельство, что, как утверждали старатели, таких камней, правда, небольших (от 50 г до килограмма) на том участке им попадалось много. Совсем уж заманчивой вся эта история стала тогда, когда А.Н.Семенов прислал в Москву еще один камень весом 3.8 кг, а Л.А.Кулик, во-первых, убедился, что это тоже метеорит, во-вторых, увидел, что это самостоятельный «посланец небес» или, как говорят исследователи метеоритов, индивидуальный экземпляр, а не осколок от главного. Отсюда следует доказанный вывод, что над долиной ручья Чебанкол прошёл метеоритный дождь.

Еще в начале 1939 года В.И.Вернадский попросил А.С. Мухина переправить большой метеорит в Москву. Тем же летом Алексей Степанович выполнил эту просьбу, хотя сделать это оказалось не просто. Только по прямой от места падения до ближайшей товарной железнодорожной станции Чугунаш было 50 км. С помощью помощников–добровольцев А.С. Мухин на конной волокуше по бездорожью вывез метеорит из тайги, затем вез его на телеге по колесной дороге еще двадцать километров. Уже в октябре 1939 г. наш камень под названием железный метеорит «Чебанкол» занял свое место в Минералогическом музее им. академика А.Е. Ферсмана, где и сейчас находится. Старатель А.Н. Семёнов получил за находку премию (сначала сто рублей, потом еще сто пятьдесят), а геолог А.С. Мухин – благодарность от Академии наук.

В.И. Вернадский попросил А.С. Мухина возглавить в 1940 году перспективную работу по поискам небесных камней в бассейне ручья Чебанкол. Тот согласился, но жизнь распорядилась по-другому: его послали руководить первой разведкой Усинского марганцевого месторождения, открытого в 1939 г. профессором ТПИ К.В. Радугиным на реке Уса в Кузнецком Алатау. Разведка продолжалась почти всю войну. В 1941 г. в ополчении под Москвой погиб Л.А. Кулик, в 1945 г. умер В.И. Вернадский. После войны А.С. Мухин был занят другими делами и в других районах Западной Сибири. Казалось про наши метеориты все забыли. Но…

В 1966 году этим вопросом заинтересовался Ю.Л. Кандыба, тогда член комиссии по метеоритам и космической пыли Сибирского отделения АН СССР, в прошлом работник геологического музея ЗСГУ. В результате в газете «Кузнецкий рабочий» появилась статья «Звезды осколок». Эту статью, перепечатанную газетой «Красная Шория», прочитал первооткрыватель метеорита «Чебанкол» А.Н. Семёнов, живший тогда уже в Междуреченске. Он написал письмо в Метеоритный комитет о том, что жив и готов сотрудничать, но никаких действий не последовало… В последнее время (2007 – 2010 гг.) опять вспомнили о метеорите, на этот раз частники, каким-то образом прочитавшие переписку ученых и старателя. Новая шоссейная дорога Таштагол – Лабыш проходит всего в трех километрах от бывшего поселка Чебанок, что облегчает поиски. Но хотя они прекрасно экипированы, увешаны приборами для обнаружения металла в земле, ничего не получается. Горношорская тайга крепко хранит одну из своих тайн.

Черневая тайга, Горная Шория.

Черневая тайга, Горная Шория.

 

 

 

 

 

 

 

 

Теперь, после изложения истории находки опишем сам «камень». Метеорит «Чебанкол» представляет собой глыбу металла с параметрами: длина 45 см, ширина 35 см, высота – 16 см. С одной стороны она ограничена довольно ровной плоскостью, а с противоположной заканчивается достаточно острым краем. Поверхность неровная с очень пологими углублениями и следами рубчатой скульптуры (характерная для метеоритов «ёлочка»). Сильно окислен, много отслаивающейся ржавчины. По классификации метеоритов «Чебанкол» относится к грубоструктурным октаэдритам. Вес после того как отпилили пластину для исследования – 117.5 кг. По весу входит в первую пятерку самых крупных железных метеоритов СССР. Химический состав (по Дьяконовой и др.,1979) : железа – 90.51 %, никеля – 9.03 %, кобальта 0.44 %, фосфора 0.28 %, что типично для железных космических «гостей».

Метеорит Чебанкол. Фото А.Я.Скрипник.

Метеорит Чебанкол. Фото А.Я.Скрипник.

 

 

 

 

 

 

 

 

На полированной и протравленной стороне отпиленной пластины четко видны видманштеттеновые  фигуры – решётка из пересекающихся, параллельных  разным граням октаэдра толстых пластинок камасита (сплав железа с 7 -15 % никеля), разделённых тонкими полосками тэнита (сплав железа с 40 % никеля). Точное место падения на топографической карте подсказывается тем, что ключ Александровский в среднем течении прерывается на 60 – 70 м. Коренные горные породы описываемого участка представляют собой сильно рассланцованные порфириты и хлоритовые глинистые сланцы кондомской свиты кембрийского периода. В таких породах карстовые воронки и какие-то внутренние полости исключены. Можно предположить, что здесь образовался импактный кратер. Время падения метеорита, а возможно метеоритного дождя, скорее всего – XVIII — XIX века и далее. Об этом говорит нахождение «камня» близко к поверхности (1.5 метра) и уже упоминавшееся  рыхлое состояние грунта.

3

Часть коллекции метеоритов Минералогического музея им. А.Е.Ферсмана. Слева – направо: каменный метеорит Кашин, Тверская обл., вес 121 кг, упал в 1918 г.; крупнейший обломок (1745 кг) из Сихотэ-Алинского железного метеоритного дождя (12февраля 1947 г.; железный метеорит Чебанкол, вес 124.8 кг; железный метеорит Сеймчан, Магаданская обл., вес 273 кг, обнаружен в 1974 г. Фото А.Я.Скрипник.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В музее «Чебанкол» находится на очень почетном месте – рядом с самым крупным ( вес 1745 кг) обломком Сихотэ — Алинского метеорита.

 

Использованная литература

Метеоритика, выпуск 37\\ «Наука», М., 1978 г.
Газета «Кузнецкий рабочий», 11 марта   1966 г.
Е.Л. Кринов О находке железного метеорита Чебанкол \\ Метеоритика, Вып. IV, 1948 г., с. 97–101.
А.Н. Заварицкий, Л.Г. Кваша. Чебанкол (Tchebankol) \\ Метеоритика. Издат. АН СССР, М.,1952 г., с.97 – 98.
Ю.Л.Кандыба След падающей звезды \\ Краевед Кузбасса, Новокузнецк, 1970 г., с.56 – 67.
М.И. Дьяконова, В.Я. Харитонова, А.А.  Явнель  Химический состав метеоритов \\ «Наука», М., 1979 г., 49 с.

 

Об авторе: Юрий Сергеевич Надлер — геолог, микропалеоботаник, «Адмирал палеонтологического флота», как именовали его коллеги по полю.

Свою трудовую деятельность Юрий Сергеевич Надлер начал в 1956 г. в качестве инженераnadler-u_s — микропалеоботаника, позднее старшего геолога спорово-пыльцевой партии Комплексной тематической экспедиции. Занимался полевыми сборами палеонтологических объектов (остатков древней вымершей флоры и фауны). Их изучением в камеральных условиях с целью создания биостратиграфической основы для региональных стратиграфических схем докембрия и палеозоя территории деятельности управления (Кемеровская область, Алтайский край, республика Алтай). В 1965 г. Ю.С. Надлер защитил по этой тематике кандидатскую диссертацию, получил ученую степень кандидата геолого-минералогических наук.

С 1977 по 1994 г. возглавлял Комплексную тематическую экспедицию, в задачу которой входили опытно-методические и другие исследования по обобщению фактических материалов, полученных при различных геологических работах (от топографо-геодезических съемок и привязок до составления технико-экономического обоснований при сдаче запасов полезных ископаемых в ГКЗ, внедрение новой геологоразведочной и вычислительной техники, оформительские работы при сдаче геологических отчетов в ВГФ).

Помимо основной деятельности выполнял различную организаторскую работу в Научно-техническом горном обществе по подготовке и проведению тематических научно-практических конференций, международных геологических экскурсий в Кузбасс, готовил и редактировал публиковавшиеся сборники статей по результатам научно-практических конференций.

С 1996 по 2015 год Юрий Сергеевич работал в отделе первичной геологической информации, в Выставочном зале (геологический музей) проводил работу по распространению естественнонаучных знаний среди школьников и студентов юга Кемеровской области путем проведения тематических экскурсий.

Юрий Сергеевич принимал активное участие в выявлении и создании банка данных по геологическим памятникам Кемеровской области. Подготовил необходимые материалы для паспортов геологических памятников, отражающих уникальные особенности геологического строения и истории геологического исследования территории.